Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote in ivanovska_gorka,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin
ivanovska_gorka

Category:

На Кулижках. ч.2.

Ю.М.Нагибин «На Кулижках».
Окончание.
Начало ЗДЕСЬ

Photobucket


Главная, разумеется неофициально, улица Кулижек, Солянка, начинающаяся от Варварской площади и крюком поворачивающая к Яузе, получила свое название по находившемуся между Большим Ивановским и Подколокольным переулками казенному Соляному двору, превращенному в XVIII веке в Соляной рыбный двор. Торговля солью была монополией государства, и те, кто добывал соль, должны были сдавать ее государству по существующим расценкам. Она поступала в амбары Соляного двора, а оттуда уже ее получали торговцы и продавали по установленной цене. Отменили монополию на соль в тридцатых годах XVIII века и продажа этой необходимой приправы к пище стала вестись в розницу.
Первоначально Солянкой назывался Большой Ивановский переулок (ныне улица Забелина, крупнейшего историка Москвы), а знакомая нам Солянка - Яузской улицей.
Самое примечательное место на Солянке и одно из красивейших в Москве - здание бывшего Опекунского совета.

Photobucket
Д.Жилярди, А.Григорьев. Здание Опекунского совета на улице Солянка. 1823-1826 гг. Фрагмент фасада. Фото 1994 г.
Здание входило в комплекс сооружений Воспитательного дома. Состояло из главного дома и двух флигелей (в 1846 г. объединены в одно здание; арх.М.Быковский).


Его построил знаменитый Доменико Жилярди вместе со своим учеником и постоянным помощником А. Григорьевым. Роль Жилярди в московском строительстве XIX века можно сравнить лишь с ролью Матвея Казакова в XVIII. Тот, правда, больше успел и был крупнее по масштабу дарования, но это не умаляет значения вдохновенного труда Жилярди. Им построены, кроме Опекунского совета, Екатерининский институт, усадьба Кузьминки, дома-усадьбы Луниных, Усачевых, перестроен дом Найденовых, восстановлен университет.
Жилярди смело нарушил традицию. принятую большинством тогдашних зодчих,- сосредоточивать все внимание на уличном фасаде. Красивый купол подчеркивает объем дома.
Справа от здания Опекунского совета находятся ворота, ведущие к бывшему Воспитательному дому. Ворота украшены двумя скульптурными группами работы знаменитого ваятеля Ивана Витали - «Милосердие» и «Bocпитание».

Photobucket Photobucket
И.Витали. Белокаменные аллегорические скульптурные группы «Милосердие» и «Воспитание» на пилонах ворот Воспитательного дома. 1830-1835 гг. Фото 1994 г.
Эти декоративные композиции принадлежат к примечательным образцам позднего классицизма.


К нынешнему назначению гигантского здания, возведенного Карлом Бланком в 1764 -1772 годах, эти скульптуры, естественно, отношения не имеют, что не уменьшает их художественной и мемориальной ценности.
Здание Воспитательного дома обескураживающе просто и по силуэту, и по всем архитектурным деталям, даже странно, что оно произвело на современников столь сильное (и преимущественно отрицательное) впечатление. Но эта работа Бланка, которому помогал в разработке флигелей молодой Матвей Казаков, имела этапное значение в московском зодчестве. На смену изысканным барочным формам пришла простота и уравновешенность архитектурных объектов классицизма, который надолго станет господствующим стилем. Когда Баженов проектировал свой невероятный Кремль, он соотносил его с массивом Воспитательного дома.
Население этой части Москвы было смешанным. Тут были представлены знатнейшие фамилии - Долгоруковы, Черкасские, Шереметевы, Колычевы, Стрешневы, - но числились среди домовладельцев и такие, как нищий Григорий, похороненный близ церкви Всех Святителей, у двери которой он побирался, некая девка Маланьица и вдова Прасковьица, тоже, видать, не из первых аристократов.
Самое интересное в Кулижках - узкие, извилистые, горбатые переулки. Многочисленные церкви соседствовали с мелкими предприятиями, в Подкопаевском нашли приют миткалевая фабрика Кучумовых и восково-медоточный заводик Усковых; в бывшем Хитровом переулке стояла фабричка мужских помочных пружин Николаева, а в Большом Ивановском - мамыкинская табачная фабрика.
Здесь все очень густо на Кулижках, храм на храме: против громадного и причудливого Ивановского монастыря на бугор вскочила прелестная Владимирская церковь (Владимир в Старых Садах); узенький Петропавловский переулок приютил красивую церковь Петра и Павла; к церковным стенам лепились мастерские или торг.

Photobucket
Вид на Большой Ивановский переулок***. Справа башня Ивановского монастыря (XIX в.), в глубине – церковь святого князя Владимира, что в Старых Садах (1516 г.: зодчий А.Новый; перестроена во 2-й пол.XVII в.). Фото 1980-х гг.
Урочище Старые Сады известно с 1486 и 1504 гг. – здесь находились великокняжеские сады Ивана III.


Photobucket
Вид на Петропавловский переулок. Фото 1994 г.
Справа – церковь святых правоверных апостолов Петра и Павла на Кулижках, у Яузских ворот (1700-1702, 1731, 1882 гг.), возведённая в нарышкинском стиле. Переулок получил название от храма.


29 августа, в день усекновения главы Иоанна Предтечи, отчего Ивановский монастырь назывался еще и Предтеченским, у его стен происходила обширная шерстяная ярмарка.

Photobucket
Ивановский монастырь. Фото 1882 г. из альбома Найдёнова.

Сюда свозили со всех концов необделанную и превращенную в нитки шерсть. Первыми покупателями на этой ярмарке были сами монахини Ивановского монастыря, великие искусницы вязать. Монастырь же был освящен во имя святого Иоанна, прозванного Предтечей, возвестившего о приходе в мир Спасителя - Иисуса Христа. Иоанн был обезглавлен царем Иродом в угоду его жене Иродиаде. Пророк изобличал грехи Иродиады. и его отсеченную голову подали на блюде царице.
А еще был на Кулижках обширный грибной торг, очевидно, в Подколокольном переулке, поскольку вытеснила дары леса трамвайная линия, а трамвай мог ходить только там, остальные переулки были слишком круты и зигзагисты.

Photobucket
Церковь Рождества Богородицы на Стрелке на Кулижках. После 1773 г.; трапезная с колокольней 1800-1802 гг. арх.Д.Балашов. Фото 1994 г.
Храм располагался на стрелке важных загородных дорог – в Заяузье и в село Воронцово. Все церкви строились здесь в то время на «кулижках».


Тихий и серьезный, какой-то сосредоточенный в себе Подколокольный переулок с солидными зданиями и старой церковью на углу с Солянкой когда-то был связан с самым темным и гиблым местом в Москве. Даже Зарядье в худшие свои времена бледнело рядом с Хитровым рынком и его ночлежками, находившимися в расширении Подколокольного, образующем небольшую площадь. «Хитровка», «хитрованец» - имена нарицательные. Пропащее место, человек дна, городская протерь последнего пошиба.
Между тем свое имя будущему вертепу дало лицо в высшей степени респектабельное, генерал-майор в отставке флигель-адъютант Н. З. Хитрово, принадлежащий к старинному и заслуженному дворянскому роду. Этот отставной генерал отличался сильно развитой коммерческой жилкой. У него самого было большое владение - на этом месте сейчас огромный современный дом с аркой,- откупленное им у вдовы крупного чиновника Карпова. Когда-то там раскинулись аж до церкви Петра и Павла палаты княгини Щербатовой. Ныне сквозь высоченную арку виден покрашенный в темно-зеленый цвет**** особняк с белой колоннадой. Это остаток пышной городской усадьбы.
После 1812 года Москва энергично отстраивалась. Но никто не приценялся к погорелью на углу Подколокольного и Астаховского переулков, где когда-то стояли дома двух небогатых вдов. Хитрово откупил у них землю и получил разрешение у московского генерал-губернатора открыть здесь мясной и зеленной торги. Место было бойкое - вокруг плетение густо населенных переулков, множество монастырей и церквей.
Хитрово принялся строить рынок - каменный двухэтажный корпус с лавками и подвалами. Видя усилия генерала, московские власти замостили площадь лобастым булыжником. Генерал-майор в отставке изъявил желание обсадить будущий рынок тополями - несомненно, москвичей ждало нечто пленительное.
Не исполнилось желание Хитрово: он скоропостижно скончался.
Наследники генерала не были столь деятельны и xoзяйственны: тополя не зацвели на новой площади и даже порядочного рынка не возникло. Просто раз в год, перед Рождеством, крестьяне подмосковных деревень привозили сюда «мороженую живность» И распродавали в течение нескольких недель прямо с возов. Вместо мясного торга - мясная рождественская ярмарка.

Photobucket
Особняк на Яузском бульваре <...>. Сер. XVIII в. Фото 1994 г.
Характер рядовой застройки этого времени определяли, в частности, дворянские особняки.

(Сейчас это вимбильдановский дом - не узнать - d1).

Photobucket
А.Красильников. Особняк чаеторговца И.Филиппова на Яузском бульваре. 1890-е гг. Фото 1994 г.
Бульвар возник в 1820-е гг. и ведёт название от Яузских ворот стены Белого города. По другой версии – от белых земель, то есть земель, свободных от земских податей.

(«Другая версия» - это одна из версий происхождения названия «Белый город», но не «Яузский бульвар» - d1).

Вот что рассказывает Сытин о дальнейшей судьбе Хитровой площади, как прозвали ее в народе: «С 60-х годов Хитровская площадь стала своеобразной биржей труда, или, как тогда говорили, «стоянкой» рабочего народа, ожидавшего нанимателей. Здесь ежедневно производился наем поденных, сезонных и постоянных рабочих. Сотни людей предлагали свой труд в качестве каменщиков, землекопов, мостовщиков, плотников, дворников, половых, поломоек, домашней прислуги и даже кормилиц.
Некоторым удавалось через рынок получить постоянное место, чаще устраивались на поденщину, а многие вовсе оставались без всякого заработка.

Photobucket
Батраки – работники по найму. Фото кон. XIХ в.
С конца 1860-х гг. Хитровка стала своеобразной биржей труда сезонных рабочих. Окружающие переулки застраивались ночлежными домами, чайными, трактирами, в которых обитали представители московского «дна» - хитрованцы.


Категория неудачников влачила особенно жалкое существование на Хитровом рынке. В невольном бездействии они бродили или валялись летом на пыльной мостовой, осенью и в зимнюю стужу, не имея теплой одежды, днем дрожали от холода, а ночью укрывались в душных и мрачных ночлежках. Некоторые нищенством по окрестным переулкам добывали себе насущный хлеб и медный пятак на ночлег.
... Применительно к необычному населению злополучной площади здесь вырос целый комплекс особых промыслов. Торговки и съестные лавчонки продавали дешевую пищу из низкосортных продуктов. Явные и тайные кабаки, пивные, игорные притоны и прочие злачные места заманивали в свои сети обнищавших людей и вымогали добытую копейку. Площадь окружали каменные дома с ночлежками.
Ночлежных домов здесь было четыре. Самым отвратительным был дом Кулакова, занимавший угловой участок между нынешними Астаховским***** и Петропавловским переулками. Он состоял из нескольких каменных корпусов: в нем было 64 ночлежных квартиры на 767 мест, а ночевало ежедневно не менее 3 тысяч человек. Люди спали, где только могли: под нарами, в проходах и т. д. В остальных трех ночлежных домах преобладали мелкие мастерские, торговцы вразнос и тому подобные люди с постоянным занятием. Но кулаковский дом населяли самые низшие слои Хитрова рынка. Здесь было много таких людей, которые промышляли темными делами. Обычным явлением было пьянство и открытый разврат. Можно сказать, что все занятия ночлежников имели целью добыть деньги на водку. Особенно интересна была профессия у десяти - двенадцати опустившихся интеллигентов. Сидя на нарах или стоя на коленях, они переписывали роли для актеров. «Хитровка» тем и привлекала их, что здесь можно было оставаться и днем, тогда как городские ночлежные дома утром выставляли ночлежников для проветривания помещения. Каждый переписчик зарабатывал в день 40-50 копеек и вечером их пропивал. Никто из них не мог собрать денег на одежду, и потому все они ходили в лохмотьях. Отправляя одного за получением заказа или с переписанными ролями, они наряжали его во все лучшее, что имелось у всех, а сами сидели часто без самой необходимой одежды».
Здесь можно было встретить порой самых неожиданных людей, например, академика живописи Алексея Саврасова, автора великой песни весне «Грачи прилетели» и других чудесных, щемяще грустных и пустынных пейзажей вроде «Дороги» или «Болота», которые никак не менее значительны в русской живописи, чем пейзажи Федора Васильева и Исаака Левитана. Он подходил к прохожим в черной похожей на воронье гнездо шляпе, в жалком отребье и тихо говорил: «Подайте опохмелиться академику живописи». Он был из тех несчастных русских талантов, которых погубил первый большой успех и внезапный достаток. Сюда, на самое дно, спускались предводительствуемые известным журналистом Владимиром Гиляровским, которого вся Москва называла дядей Гиляем, Станиславский, Немирович-Данченко и художник Сизов******. Они ставили «На дне» М. Горького, и, поскольку МХАТ тех дней стремился к максимальной жизненной правде, они хотели познакомиться с прообразами персонажей, которых им предстояло изобразить. В книге «Моя жизнь в искусстве» Константин Сергеевич рассказывает об этой отважной экскурсии, которая едва не кончилась трагически для любителей сценической правды. Лишь опыт и находчивость дяди Гиляя спасли их от серьезных неприятностей. Недавно я узнал, что на превосходном андреевском памятнике Гоголю, изгнанном с Гоголевского бульвара во двор дома №7 на Суворовский бульвар*******, фигура Тараса Бульбы слеплена с Гиляровского.
Спектакль «На дне» потряс москвичей не только мощью драматургии, новизной ярких характеров, блеском актерской игры, но прежде всего открытием неведомого трагического мира, находившегося посреди Москвы, но как-то незамечаемого в суете повседневности.

Photobucket
С.Воскресенский. Здание лечебницы О.Шимана на Яузском бульваре. 1898 г. Фрагмент. Фото 1994 г.
К 1913 г. в Москве насчитывалось 60 больниц на 11,1 тыс. коек. Организация больничной помощи зависела главным образом от частных лиц и благотворительных обществ.


Конец Хитрову рынку пришел лишь с революцией ... Подколокольный переулок, несколько узковатый и темноватый в приближении к Солянке, от бывшего Хитрова рынка расширяется и становится одним из самых приветливых мест на Кулижках. Он не богат историческими памятниками********, о самом интересном мы уже говорили - это старинный особняк, зримый в пролете высокой арки.
В моей памяти этот переулок светится особым светом, куда более ярким, чем в тот солнечный морозный день нынешнего декабря, когда я приехал сюда проведать старого знакомца. Переулок в том нисколько не виноват. Мы многое видим по-разному в разные дни своей жизни.

Photobucket
Вид на Подколокольный переулок – переулок Первой любви Ю.М.Нагибина. Фото 1994 г.
В глубине церковь Николая Чудотворца в Подкопаях при Александрийском подворье. Название переулка происходит от словосочетания «под колоколы».



Довоенный Подколокольный переулок был для меня самым важным, самым лучшим местом в Москве. Нигде не было такой пронзительной, звенящей и ручьистой весны, как в Подколокольном, нигде не было такой свежей, крепкой и белоснежной зимы, как в Подколокольном; нигде не было такой золотой и багряной, такой медовогорчащей осени, как в Подколокольном, - переулке моей первой любви. Летом я там не бывал, летом мы встречались с моей любимой на песчаном коктебельском берегу, усеянном разноцветными камушками. В остальные времена года нам встречаться было негде, и мы находили приют в однокомнатной квартире моего отчима, жившего до старости по-холостяцки. Потом началась война, на которую меня проводила любимая, ставшая моей женой, а когда я вернулся, то у меня уже не было жены, и Подколокольный переулок исчез из моей жизни. Лишь недавно, поехав ради этого очерка к чёрту на Кулижки, я обнаружил, что переулок спокойно существует, ничуть не озабоченный нашими взаимоотношениями. Похоже, это его ничуть не занимало. В доме, где мы встречались, оказался большой продуктовый магазин, я как-то не замечал его прежде, пошивочная мастерская (и она умела быть незримой) и, наконец, отделение АПН. Вот его-то действительно не существовало в ту далёкую пору. Агентство, поглотившее квартиру отчима, добило меня. И, перефразировав слова пушкинского стихотворения, но без пушкинской грусти, я сказал старому дому: «Прощай, приют любви, прощай!...»

_________
*** Ул. Забелина.
**** Сейчас он окрашен в жёлтый цвет , что более соответствует его исторической окраске.
***** Певческий переулок.
****** Неточность автора – не Сизов, а Симов .
******* Никитский бульвар.
******** Нельзя согласиться с данным утверждением. Помимо усадьбы Щербатовой – Хитрово здесь находятся:
- объект культурного наследия городская усадьба Лопухиных - Кирьяковых - доходное владение Буниных (сер. XVIII в. - нач. XIX в.) - Главный дом - доходный дом (сер. XVIII в., 1878 г., 1900 г.) Здесь 25 декабря 1871 г. родился выдающийся русский композитор и пианист А.Н.Скрябин (Хитровский пер., д.3/1, стр.2).
- выявленный объект культурного наследия – палаты (XVII века) стольника Бутурлина (Подкопаевский переулок, д.11/11/1 стр.2);
- выявленный объект культурного наследия – бывш. усадьба Остермана (XVIII век) – бывший Мясницкий полицейский дом (XIX в). В этом доме провёл свои детские годы замечательный русский поэт Ф.И.Тютчев.

(с) Ю.М.Нагибин. Всполошный звон. М., 1996 г.
Фотографии 1994 г. А.Сизухина.
Tags: Забелина улица, Ивановский монастырь, Кулишки, Нагибин, Найдёнов, Певческий переулок, Петропавловский переулок, Подколокольный переулок, Солянка улица, Хитров рынок, Хитрово, Хитровская площадь, Яузский бульвар, прогулки, рассказы, советские фото, старые фото, топонимика Ивановской горки, усадьба Хитрово, ц.Николы в Подкопаях, ц.Рождества Богородицы на Стрелке
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments