Мадикен (madiken_old) wrote in ivanovska_gorka,
Мадикен
madiken_old
ivanovska_gorka

Categories:

Из книги "Москва: диалог путеводителей" Ю.Александрова, 1985 год

Но вернемся в заповедную зону улиц Богдана Хмельницкого (бывшая Маросейка), Чернышевского (бывшая Покровка) и примыкающих к ним переулков. Уцелевшие во время пожара 1812 года улицы Маросейка, где находилась резиденция посланцев украинских гетманов (дом № 9), и Покровка сохраняют направление древней дороги, в дворцовые села Измайлово, Покровское, Семеновское, Преображенское. Застройка улиц отличается единством. Здесь не так много следов капиталистического строительного бума, контрасты не столь резко выражены,
скажем, в зоне улицы Кирова. Большинство домовладельцев в середине прошлого века составляло патриархальное купечество. Недаром П. Вяземский писал:
Русь в кичке, в красной душегрейке,
Она как будто за сто лет.
Живет себе на Маросейке,
А до Европы дела нет.


В застройку улицы Богдана Хмельницкого и прилегающих переулков вкраплено множество памятников. Один из наиболее старых — церковь Николы в Блинниках (дом № 5), построенная в 1657 году,— рядовой образец культовых сооружений того времени.
Во дворе дома № 11, фасад которого типичен для позднего классицизма, раскрыты фрагменты великолепных палат конца XVII столетия. На красном фоне кирпичных стен рельефно выделяются затейливые белокаменные наличники окон с разрезными фронтонами в стиле московского барокко. Палаты сменили нескольких владельцев. В XVII столетии они принадлежали ганзейскому купцу Давыду Рутцу. затем Нарышкиным, а в начале следующего века здесь размещалась гимназия пастора Э. Глюка. По одной из гипотез, возможно, именно на долю его служанки выпала фантастическая судьба: она стала императрицей Екатериной I.
В районе этой улицы сосредоточено много гражданских построек XVII столетия. Палаты разнообразны по внешнему виду, планировке и декору, имеют от одного до трех этажей, но для всех характерны сводчатые покрытия, могучие толстые стены. Одни дома иллюстрируют древнюю «хоромную» композицию, другие решены единым блоком, трехчастная композиция дома с сенями и красным крыльцом перемежается с упрощенной планировкой. В ходе реставрации большинство зданий приобрело высокие кровли, выполненные по старинным образцам. Широк диапазон и декоративных элементов: от рельефной «рамки» оконных наличников, карнизов-тяг, лопаток и фигурной кладки — поребрика до ордерных пояуколонок и пышного, сочного узора фронтонов, столь излюбленного в конце столетия.
Древние палаты можно также увидеть в переулках: Армянском (дом № 3 — владения Милославских), Сверчковом (дом № 8 — М. Сверчкова), Подкопаевском (дом № 5/2 — Шуйских), Хохловском (дом № 7 — дьяка Е. Украинцева) и других. Здесь памятники древнерусской архитектуры соседствуют с произведениями классицизма и архитектурных стилей более позднего времени. На улице Архипова, которая круто спускается вниз от улицы Богдана Хмельницкого, открывая далекие живописные перспективы, сохранился жилой дом (№ 4 — бывший А. Уварова) конца XVIII столетия. В его строгих пропорциях и декоре чувствуется рука неизвестного талантливого мастера, вдохновлявшегося идеалами классицизма. Он превосходно учел характер рельефа, уравновесив оба крыла здания, расположенные на разной высоте. Вопреки обыкновению оно не имеет фронтона. Центральную часть на уровне второго этажа украшают спаренные полуколонны композитного ордера, между которыми установлены розетки с женскими масками. В каждом боковом крыле один оконный проем отмечен ионическим портиком, а два имеют сандрики.
Тонким лиризмом овеяна городская усадьба конца XVIII столетия в Петроверигском переулке (дом № 4), откуда открывается чудесный вид на город. Самобытность ее классических форм не была утрачена в ходе реставрации после Отечественной войны 1812 года. Владельцами этого «дворянского гнезда» вскоре стала' семья чаеторговцев, из которой происходили известный русский терапевт и клиницист С. П. Боткин и писатель В. П. Боткин. При них этот дом стал одним из литературных очагов Москвы. Историко-архитектурный памятник ныне занимает Московский городской совет по туризму и экскурсиям.
Среди малоэтажной застройки улицы Богдана Хмельницкого доминируют здания, утверждавшие иные художественные пристрастия и вкусы: образцы неоклассицизма (дом № 7; 1913—1914, архитектор А. Эрихсон), модерн (дом № 10; 1901, архитектор Э. Юдицкий), талантливой стилизации под архитектуру итальянского Возрождения (дом № 12; 1914, архитектор М. Лялевич). Сложную архитектурную мозаику заповедной улицы завершают творения знаменитых московских зодчих. Это прежде всего церковь Косьмы и Дамиана, построенная М. Казаковым в 1791—1793 годах (дом № 14/2). Оригинальная композиция храма, в ротонду которого как бы «врезаны» полуцилиндры апсиды и двух приделов, отчетливо читается на фоне крупной сетки стеклянного фасада современного здания. Зодчий добился чрезвычайно эффектной игры куполов, завершающих эти объемы. Ясность и чистота форм этого сооружения подчеркнута отсутствием традиционного декора. Лишь по сторонам придела, обращенного к улице, Казаков поместил строгие портики, а над центральным куполом возвел ротонду с фигурным завершением. Отдав дань традиции, он пристроил к храму с запада небольшую трапезную и колокольню.
Под обильным скульптурным нарядом дома на углу улицы Богдана Хмельницкого (№ 17) и Армянского переулка, типичным для конца прошлого столетия, угадываются благородные пропорции и почерк мастера: жилой дом был возведен в начале 80-х годов XVIII века М. Казаковым по проекту В. Баженова. (Позже его владельцем был известный русский полководец генерал-фельдмаршал П. Румянцев-Задунайский, прославившийся во время русско-турецкой войны.)
В Армянском переулке, который разграничивает улицу Богдана Хмельницкого и продолжающую ее улицу Чернышевского, хорошо сохранилась постройка в стиле позднего классицизма (дом № 2). Это привольно расположившаяся городская усадьба со строгим шестиколонным ионическим портиком и парадным двором, отделенным от улицы решеткой ограды. На пилонах ее ворот — выразительные фигуры львов. Главный корпус и примыкающие флигеля были возведены в 1823 году по проекту крепостных архитекторов Т. Простакова и И. Подъячева.
Здесь на средства просвещенной и знатной семьи армянского происхождения — рода Лазаревых — был открыт Институт восточных языков, сыгравший значительную роль в развитии русско-армянских связей. Здание поставлено на капитальную реставрацию.
В затейливо сплетающихся переулках соседствуют особняки, в архитектуре которых особенно широко представлен московский классицизм. Это и городская усадьба конца XVIII — начала XIX века в Армянском переулке (дом № 11), и расположенный рядом жилой дом (№ 13) того же времени, перестроенные жилые здания, включающие комплекс древних палат в Телеграфном переулке (дом № 10), хорошо сохранившиеся дом Лаврентьевых (Сверчков переулок, дом № 4), и городская усадьба Головиных (Потаповский переулок, дом № 8), позволяющие судить о высоком профессиональном мастерстве безвестных (возможно, крепостных) зодчих.
По другую сторону заповедной улицы также находится несколько памятников, достойных упоминания. Древнейший из
них — церковь Владимира в Старых садах (улица Забелина). Она датируется самым началом XVI столетия. От этого времени сохранились южный обильно декорированный портал и часть стен. Перестройка, осуществленная спустя почти полтора века, и позднейшие пристройки придали этому живописно поставленному храму ординарный облик, соответствующий традиционной композиционной схеме. Проведенные реставрационные работы позволили выявить из-под наслоений наиболее ценные в историческом отношении фрагменты памятника и устранить его многочисленные искажения.
Напротив храма, на склонах крутого холма, сбегающего к Солянке, господствует ансамбль Ивановского монастыря. Его капитально перестроили в середине прошлого столетия по проекту архитектора М. Быковского, который одним из первых повел открытое наступление на классицизм. Увлечение зодчего древнерусской и готической архитектурой сказалось на сооружениях монастыря. Грандиозный купол монументального собора как бы вставлен в раму, образованную двумя четырехгранными башнями-колокольнями с большими арками пролетов и шатровым завершением. Пояски из мелких арочек, членящие башенные объемы по горизонтали, перекликаются с декоративными машикулями стен, повторяющих сильно выраженный рельеф. Мощные вертикали монастырских колоколен приобрели большое градостроительное значение, став композиционным центром этого района Москвы. Чрезвычайно выгодное положение, обеспечивающее множество самых разнообразных ракурсов и неожиданных сочетаний, обогащает впечатление от монастырского ансамбля, не лишенного романтического обаяния.
Севернее монастыря, в Колпачном переулке, сохранилась постройка XVII века (дом № 10), известная как палаты Мазепы, гетмана Украины, перешедшего в период шведского вторжения на сторону Карла XII. Переулок, круто идущий в гору, расположен на территории Белого города, между современной улицей Богдана Хмельницкого и Солянкой. В плане палаты напоминают букву Г, т. е. построены так называемым глаголем. Нижний этаж раньше занимали хозяйственные помещения, на втором этаже были парадные комнаты с большими сенями и жилые помещения. Планировка здания, состоящего из нескольких блоков с самостоятельными входами, напоминает деревянные постройки из нескольких клетей, т. е. прямоугольных срубов. Главный фасад с более богатым декором был обращен во двор.
Тихие переулки, где почти на каждом шагу встречаются древние палаты и другие памятники, выводят на Солянку. В разно­временной застройке старейшей московской улицы, названной по когда-то находившему­ся здесь Соляному двору, следует особо выделить великолепный образец московско­го ампира — здание, возведенное для Опе­кунского совета в 1823—1826 годах. Ныне его занимает президиум Академии медицин­ских наук СССР.
Архитекторы Д. И. Жилярди и А. Г. Гри­горьев расположили центральный корпус и боковые крылья торцовыми фасадами к улице,
воротами, украшенными львами. Однако позднее благодаря пристройкам двухэтаж­ные боковые крылья примкнули к главному корпусу, образовав протяженный уличный фасад, нижний этаж которого был рустован. Центр здания выделен декоративным купо­лом и совершенным по пропорциям восьмиколонным ионическим портиком на высоком цоколе, прорезанном арками входа. За колоннами установлен многофигурный ба­рельеф работы скульптора И. Витали.
Опекунский совет проектировался как часть крупнейшего ансамбля Воспитатель­ного дома, обращенного главным фасадом к Москве-реке. Это здание (дом № 15) занимает особое место в архитектуре города, знаменуй поворот к классицизму. Оно было возведено как приют для детей незаконно­рожденных и бедняков в 1764—1770 годах по проекту архитектора К. Бланка при участии М. Казакова. Гигангтское сооруже­ние привольно расположилось на берегу Москвы-реки. К центральному, перекрыто­му куполом корпусу слева примыкает боко­вой, в виде каре с внутренним двором. Правый корпус, придавший зданию симмет­рию, построен в 193Э—1940 годах (архитек­тор И. Ловейко). Протянувшаяся вдоль Москворецкой набережной постройка отличается соразмерностью пропорций и венчающим ее карнизом, поражает отсутствием декора, который столь пышно расцвел на московских домах в середине XVIII столетия. Воспитательный дом, одним из первых в Москве запечатлевший в своем облике идейно-художественную программу классицизма, вначале был встречен современниками критически. Эстетические идеалы, составившие эпоху н русской архитектуре, были восприняты не сразу.
На Солянке (дом № 12) сохранились каменные столбы ворот, которые вели к Воспитательному дому. В 1830-е годы они украшены скульптурами из белого камня «Милосердие» и «Воспитание». Их автором также был И. Витали.
После Октябрьской революции здание было передано ВЦСПС и получило название Дворец труда. С 1938 года его занимает Военная академия имени Ф. Э. Дзержинского.
Tags: Витали, Маросейка улица, Опекунский Совет, Солянка улица, Старосадский переулок, живопись, палаты, памятники архитектуры, путеводители, рассказы, советские фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments