Category: история

Тайна "Каторги" раскрыта?

Почти десять лет прошло после обсуждения здесь местоположения знаменитого трактира «Каторга», где очень интересно, применяя дедуктивный метод, все пытались выяснить этот вопрос. Да, действительно, вопрос очень непростой (на первый взгляд). Некоторые говорят, что вообще никогда в доме Ярошенко трактира не было. Например, Николай Аввакумов, житель этого дома (из д/ф «Нераскрытые тайны. Хитровка»). Мне кажется тут все намного проще.


У Гиляровского есть еще один рассказ, о котором почему-то никто не вспомнил. Называется он «Час на дне». Вышел в 1912 году. Там дядя Гиляй ностальгирует по «прежней» Хитровке, 20-летней давности.

Вот цитата из него:

«Сброд и рабочий люд собирались в "Пересыльном", нищие и мелкие воры - в "Сибири", а беглые, разбойники и "коты" со своими сюжетами - в "Каторге". Последняя помещалась в доме Ярошенко, в нижнем этаже, где сейчас находятся чайная и закусочная

На фото выше мы видим дверь, на которой написано «Чайная», следовательно, можно сделать вывод, что трактир «Каторга» находился именно здесь.

А теперь доказательства:

В этом же рассказе Гиляровский пишет: «Теперь не то. И кабаков нет, и трактиры закрыты…»

Просмотрев «Адресные календари Москвы» тех времен, узнал много нового (будем брать только 3 трактира: «Пересыльный», «Сибирь» и «Каторга»):

1. В доме Ярошенко до 1902 года существовало только одно питейное заведение, а именно: ренсковый погреб Дорбышева Михаила Демьяновича (два последних года им владел Лобозев А.В.). После этого никаких кабаков там не было. По-видимому,  это и была знаменитая «Каторга» (название-то негласное).

2. В адресной книге за 1912 год в доме Ярошенко упоминается чайная Дерюгина Сергея Ивановича. Она там единственная. И книга Гиляровского выходит в 1912 году. Значит все сходится: На фото, рядом с подворотней - дверь в бывшую «Каторгу».
А надпись на чайной, можно предположить, такая: «Чайная. Закусочная. Дерюгин С.И.»

3. И в доме Румянцева все подтвердилось! Также до 1902 года существовали 2 кабака: ренсковый погреб Некрасова и трактир Фадеева.

Мне думается трактир Фадеева – это «Пересыльный», а Некрасова – «Сибирь». Почему? В трактирах можно было только на месте распивать, а в ренсковых погребах и на вынос продавали. Мне кажется, что люди «рангом повыше» предпочли бы ренсковый погреб.

Кстати, погреб – это совсем не обязательно, что подвал. Термин просто такой. Подробнее можно почитать в статье «Повседневная жизнь русского кабака. От Ивана Грозного до Бориса Ельцина» (Курукин).

Только почему эти три заведения закрылись практически одновременно? Не знаю… Видимо, слишком «хорошо сидели».

Кстати, и в те же самые времена, одновременно с ними, в доме Кулакова также существовал ренсковый погреб. Владел им сам Кулаков Иван Петрович. Также закрыли его в 1902.
Только почему Гиляровский не упоминает вообще об этом кабаке? Ведь он в самом страшном месте находился – в Кулаковке… Загадка…

Были кабаки и в доме Бунина, и в доме Арженикова (или Аржениковой, по-разному встречается написание). Не знаю, что за загадочный дом Арженикова, видимо один из тех, которые снесли, где сейчас стоит серый дом…

Всю эту информацию можно проверить.

Достаточно просто набрать в поиске «Вся Москва. Адресная и справочная книга» и перейти на сайт ГПИБ. Ну и прочитать рассказ Гиляровского.

Какие у кого мнения на счет вышеизложенного?
Закат над Кремлем

оккупанты продолжают уничтожать нашу столицу, нашу историю и ПАМЯТЬ о наших соотечественниках

Николай Аввакумов на фб сообщает:
Неквалифицированные рабочие (прим. - граждане из среднеазиатских государств) отбивают (прим. - тупо кувалдой) с памятника архитектуры штукатурный декор, повреждая кирпичную кладку на большую глубину. Инфощит отсутствует. До проводимых работ дом выглядел вполне прилично.

Городская усадьба Ю.Т. Крестовниковой - Объект культ. насл. регионального значения (Покровский бул., д. 12, стр. 1). https://um.mos.ru/h…/gorodskaya-usadba-yu-t-krestovnikovoy-/

Тел. горячей линии Департамента Культурного наследия: +7-916-146-53-27
___________________________

Немного истории...

Юлия Тимофеевна Крестовникова - сестра Саввы Тимофеевича Морозова. Дом был ей, выходившей замуж за Григория Александровича Крестовникова, куплен матушкой в качестве приданого. В 1834 году он принадлежал меценату гвардии капитану Д. П. Горихвостову и красовался четырехколонным портиком. В 1903 г. по заказу Крестовниковых особняк перестроил известный архитектор П.А. Дриттенпрейс.

Гримаса судьбы (в том смысле, что плевать они хотели на нарушение закона об историческом наследии) - в доме долгое время находилась Прокуратура ЦАО.

Морозовым принадлежали почти все земли и дома по ближнему Большому Трехсвятительскому переулку и далее. В одном из этих домов жил Л.Н. Толстой. Сад за домом 12 когда-то практически смыкался с большим старинным садом, принадлежавшим дому Тимофея Саввича, официальной хозяйкой, которого была его жена Мария Федоровна. Флигель своей Усадьбы Мария Фёдоровна отдала под мастерскую Исааку Левитану. А Главный дом Морозовых, выходящий легендарным Морозовским (Кокоревским) садом на Подкопаевский переулок, известен как бывшая знаменитая галерея В.А. Кокорева, позже - по событиям эсеровского мятежа июля 1918 года, спустя 60 лет - по фильму "Усатый нянь". Вид переулка 1890-х годов запечатлен на известной картине В. Е. Маковского “Ночлежный дом”. Именно в одном из таких ножлежных домов закончил свои земные дни великий русский художник Алексей Кондратьевич Саврасов - он и изображён на картине.

На другом углу переулка — большой доходный дом, построенный по заказу все той же Ю. Т. Крестовниковой в 1913 году (архитектор И. А. Герман).
[Морозовы, Крестовниковы, Стахеевы, Кончаловские и другие]
KrestovnikovaYulia.jpg
Юлия Тимофеевна была женщиной болезненной. После рождения в 1896 году младшего сына Григория она была практически парализована и передвигалась в инвалидной коляске. Ей сделали две операции: в Петербурге и в Германии, Юлия Тимофеевна ездила на юг, но ничего не помогало. Тем не менее в счастливом браке с Григорием Александровичем у неё родилось 6 детей.

Юлия Тимофеевна активно занималась благотворительной деятельностью. Она являлась членом попечительского совета о бедных Хитрова рынка, состояла попечительницей Симоновской школы рукоделия на Арбате, которую основал её дед купец 2-й гильдии Ф. И. Симонов. При школе был устроен интернат, в котором жили ученицы, обучавшиеся в в течение четырёх лет портновскому делу.

Мария Фёдоровна и Сергей Тимофеевич поручили именно Юлии Тимофеевне распоряжаться средствами Морозовых, выделяемыми на благотворительность. Она же руководила строительством учреждений, которые потом передавались Московскому городскому общественному управлению.

На деньги Юлии Тимофеевны был построен и полностью оборудован открытый в 1908 году каменный двухэтажный корпус Старо-Екатерининской больницы для хронических больных на 54 койки. Строительство было поручено архитекторам А. И. Роопу и И. А. Герману. Позднее Крестовникова инициировала строительство ещё двух корпусов: для нервных больных в память брата Саввы Тимофеевича и родильного приюта в память рано умершей дочери Алевтины. Выделенных Крестовниковой и Морозовыми средств хватило на устройство родовспомогательного корпуса на 74 койки, но благодаря вкладу М. Д. Карповой и А. Д. Алексеевой (дочерей Давида Абрамовича Морозова) был надстроен третий этаж, что позволило увеличить количество коек до 104. Строительство обоих корпусов было снова поручено И. А. Герману.

Крестовникова выделяла также деньги для устройства кабинетов в Яузской больнице.








В 1908 году Юлия Тимофеевна от имени матери заявила о желании безвозмездно построить ночлежный дом на 800 человек. Пятиэтажное здание было выстроено на улице Пресненский вал в следующем году, что позволило обеспечить жильём приезжающих на заработки людей.

23 февраля 1912 года Ю. Т. Крестовникова обратилась в Московскую городскую думу с просьбой: «Во исполнение завещания покойной моей матери, Марии Фёдоровны Морозовой, имею честь просить Московскую городскую думу разрешить мне приступить к постройке в городе Москве „Биржи Труда“ по плану, выработанному попечительством Хитрова рынка, на средства, оставленные моей покойной матерью, с условием, чтобы постройка велась непосредственно мною и именовалась „Биржа Труда памяти Тимофея Саввича Морозова.“» Биржа была открыта через два года.

Не оставляла своим вниманием Юлия Тимофеевна и свою любимую усадьбу Загорье: 1897 году она купила участок земли для обустройства лечебницы, на средства Крестовниковых содержалась церковно-приходская школаю

* * *

В Москве Крестовниковы появляются в начале XIX века. Пришедший в Москву из Переяславля-Залесского основатель московской династии Козьма Васильевич (1753 - 1814) был и одним из первых в Москве купцов, сочетавших торговлю с промышленной деятельностью. Он имел сахарорафинадный завод, завод для производства свинцовых белил, вел торговлю по всей России и с заграничными фирмами, в том числе участвуя в Макарьевской, Ирбитской и даже в Лейпцигских ярмарках.

О его достатке, о его финансовых возможностях свидетельствует величина его пожертвования на Отечественную войну 1812 года - 50000 рублей. Такие же суммы дали еще три представителя купечества Москвы и князь Н.Б. Юсупов. Всего в 1812 г. был собран москвичами на снаряжение армии 1 миллион рублей: 500 тысяч - от дворян и еще 500 - от московского купечества, так что вклад К.В. Крестовникова был весьма заметным. В храме Христа Спасителя в перечне народных жертвователей 1812 г. на 28-й мраморной доске было высечено имя и Козьмы Васильевича Крестовникова.

Для жизни в Москве Крестовниковы избрали Покровский бульвар – часть бывшей стены Белого города, примыкавшей к Покровским воротам, регулярная застройка, которой началась после пожара 1812 года. Усадьба, возведенная наследниками Косьмы Васильевича в 1816 г., была выполнена в дворянском вкусе, в господствующем тогда стиле ампир, с двумя флигелями и обширным садом в глубине, частично сохранившимся еще в соседних домах.

Впоследствии, в 1877г., правый флигель был надстроен и переделан Крестовниковыми в доходный дом – для сдачи под отдельные квартиры. Пореформенная Москва остро нуждалась в жилье. В 1880 г. усадьба была передана родственникам Крестовниковых – Найденовым, владевшими ею до 1918. Того самого Найдёнова, знаменитейшего фотографа. С 1921 года по сегодняшний день здесь находится Посольство Ирана. На месте сада Найдёновых была построена одна из первых АТС, которую снесла собянинская мафия, несмотря на протесты москвичей, теперь здесь должно возникнуть очередное бандитское гнездо.

У главы семьи, после Косьмы Васильевича, Константина Косьмича, умершего совсем молодым около 1830 года, было семь сыновей, из которых только у двоих - Александра и Владимира - были дети. Все братья первоначально участвовали в общих торговых и промышленных делах, но главное руководство было в руках у старшего брата Александра Константиновича.

В 1847 году братья Крестовниковы вместе с братом своего отца основали свою фирму "А. Крестовников с племянниками" и построили прядильную фабрику в небольшом селе Поляна Московской губернии, при станции Лобная Савельевской железной дороги. В 1853 г. они же создали в Казани стеариново-мыловаренный завод, впоследствии этот завод освоил также производство глицерина. До глубокой старости Заводом управлял Иосиф Константинович, прекрасно разбиравшийся в химии. Это одно из первых российских предприятий бытовой химии, существующее и поныне, под названием «Нэфис Косметикс».

После ряда преобразований фирма в 1871 же году была названа "Фабрично-торговым Товариществом Братьев Крестовниковых на паях". Для закупки сырья и сбыта продукции Крестовниковыми были организованы 26 торговых контор в Европейской России, Сибири, Средней Азии. Примечательно, что Крестовниковы одними из первых начали покупать хивинский и бухарский хлопок, однозначно встав на путь промышленного производства, перейдя, из группы торговцев в промышленники.

Еще в 1847 году старший из братьев Александр Константинович женился на Софии Юрьевне (Георгиевне) Милиотти.

(Николай Дмитриевич Милиотти, племянник Софьи Юрьевны, стал известным художником, его внучка - Елена Милиотти - выпускница Школы-студии МХАТ, актриса МХАТа, ылюбимая многими поколениями актриса "Современника".)
Krestovnikov Grigory Alexandrovich.jpg
В 1855 году у Крестовниковых родился сын Григорий.
Он окончил физико-математический факультет Московского университета, но его основным научным интересом была органическая химия. Совместно с профессором В. В. Мордвиновым он в журнале Русского физико-химического общества, в Берлинском химическом обществе опубликовал ряд исследовательских работ по органической химии.

Проработав затем, около года на Казанском заводе своей семьи, Григорий поступил на службу в управление Московско-Курской железной дороги. Но в начале 90-х годов XIX века дорога была выкуплена казной, и Григорий Александрович вернулся в товарищество братьев Крестовниковых, где занял место председателя правления. К этому времени братья его отца достигли уже престарелого возраста и постепенно отходили от дел.

Для характеристики его во всем объёме должностей и постов, которые он занимал на продолжении своей жизни, стоит привести выдержку из энциклопедии (БСЭ):
«- директор правления (с 1887) и глава (с начала 1890-х) Фабрично-торгового товарищества братьев Крестовниковых (стеариново-мыловаренный завод в Казани, правление в Москве), член правления Общества Московско-Курской железной дороги (1879-1891), основатель (в 1892) и владелец Московского товарищества механических изделий (завод в Подольском уезде, правление в Москве), член правления Московско-Кавказского нефтепромышленного товарищества (1902-1912), председатель совета Московского купеческого банка (1903-1917), председатель Московского биржевого комитета (1905-1915), член Государственного совета (1906-1915), один из организаторов Торгово-промышленной партии (1905), член ЦК "Союза 17 октября" (с 1906).

12334-0
Можно еще сказать, что каждый год он ездил в Сибирь для организации заготовки бараньего сала. Эти поездки по санному пути на лошадях – Сибирской железной дороги тогда еще не было - дали возможность поближе познакомиться с российской действительностью того времени, убедиться насколько плохо обстоят дела в крестьянских хозяйствах. Он стал противником сельской общины, считая, что переход к хуторскому хозяйству может способствовать подъему благосостояния в деревне. Эта точка зрения, безусловно, отразилась и более широко на его политических взглядах. Он, несомненно, был выдающимся общественным деятелем в предреволюционной России, активным политиком, отстаивающим интересы развивающейся русской промышленности, с которой был знаком отнюдь не шапочно.

Когда в мае 1896 года в Нижнем Новгороде открылась Всероссийская промышленная и художественная выставка, Савва Тимофеевич был членом комиссии по устройству выставки, председателем Ярмарочного комитета, а Григорий Александрович - председателем комиссии экспертов. Оба были активными участниками в проходившем там Торгово-промышленном съезде.

Григорий Крестовников участвовал и в работе Всемирной выставки в Париже. Французское правительство наградило его орденом Почетного Легиона - высшим орденом Франции, а император Николай II пожаловал звание почетного гражданина и потомственного дворянина.

Одна из дочерей Александра Константиновича и Софьи Юрьевны Крестовниковых Надежда вышла замуж за доктора Максима Петровича Кончаловского (1875 – 1942), будущего выдающегося клинициста, основателя клиники внутренних болезней, брата художника Петра Кончаловского.

Вспоминает о своей свадьбе Ольга Васильевна Кончаловская, жена Петра Петровича Кончаловского, дочь великого русского живописца Василия Ивановича Сурикова: «Мы повенчались в Хамовнической церкви … на масленице 1902года… Я приехала на венчание в белой фате, со мной приехал маленький сын Валентина Александровича Серова – Юра с образом, а в церкви шафера несли мой огромный шлейф. Шаферами были Максим Петрович Кончаловский, художник Милиотти и Давид Иванович Иловайский».

Как уже упоминалось, Юлии Тимофеевны и Григория Александровича было шестеро детей – три девочки и трое мальчиков.

Одна из девочек вышла замуж и стала Стахеевой. Так породнились известнейшие династии купцов-благотворителей. Брат её мужа, Дмитрия Ивановича, и полный тёзка, был городским головою Елабуги и (шурином художника И.И.Шишкина). Стахеевы для Елабуги – фамилия знаковая, если не ключевая в истории города. Дмитрий Иванович сложил массу своих средств в благоустройство города. Был известным писателем, покровителем Алушты.

Другая в замужестве стала Марией Григорьевной Лист – матерью Елены Николаевны Лист, мемуары которой изданы и их можно прочитать. И, хотя в мемуарах Елены Николаевны говорится о многих её родственниках, полной картины их судеб, к сожалению, нет.. в начале 20 – х годов XX века Елена Николаевна уехала из России. Григорий Александрович Крестовников дожил до 1918 г., Юлия Тимофеевна умерла в 1920 г. По имеющейся версии скончались они в эмиграции.


В 2012 году не стало правнучки Григория Александровича и Юлии Тимофеевны Крестовниковых - Марии Михайловны Каверзневой - кандидата медицинских наук, выдающегося онкогематолога, проработавшей в НИИ клинической онкологии РАМН.

(прим. -  первый в мире Научно-исследовательский ин­ститут переливания крови (позже Центральный институт гематологии и переливания крови; ныне Гематологический научный центр РАМН, Москва) был открыт в 1926 году. А знаете почему был создан? В продолжение работы над лечением ОНКОЛОГИИ, Причём, работы эти были последовательно продолжены с конца 19 века. Т.е. могли перечеркнуть, сказать, что неважно, денег нет, и т.д., но продолжили и развивали.)

Мария Михайловна хранила "Семейную хронику Крестовниковых", написанную в 1903 году Николаем Константиновичем, дядей Григория Александровича. Для Юлии Тимофеевны и для Григория Александровича был сделан подарочный экземпляр - к 25-летию их совместной жизни (они венчались в Москве 11 июня 1878 года). Издание не коммерческое, всего 100 экземпляров, но все его три тома можно встретить еще у букинистов.

Сестра Григория Александровича Мария написала в 1882 году свои "Воспоминания": о брате Григории, об их дружбе с семьей Морозовых, о знакомстве с Юлией Тимофеевной - будущей женой брата. Рукопись "Воспоминаний" .и другие семейные раритеты (награды, фотографии, альбомы, письма) тоже хранилась у Марии Михайловны.

Во многих книгах, изданных за последние десятилетия о Морозовых, Крестовниковых и Стахеевых, помещены фотографии, любезно предоставленные авторам щедрой Марией Михайловной. Посетители уникального Музея Российских предпринимателей, меценатов и благотворителей видят в залах оригинальные экспонаты, фотографии, личные вещи, портреты представителей интеллигенции, заложивших основы российской культуры, науки и просвещения. Это стало возможным благодаря помощи их достойных потомков, среди которых Мария Михайловна Каверзнева. Всегда приветливая она охотно делилась воспоминаниями о своих родных и близких. Краеведы школы № № 1861 побывали у неё в гостях. Она показала ценные реликвии семьи. Книга в серебряном переплёте «Семейная хроника Крестовниковых» написана в 1903 г Для школьного музея она подарила много фотографий.
полностью

* * *

[а вот теперь через призму судеб наших выдающихся соотечественников, их вклада в судьбу Российской империи и Советского Союза посмотрите кадры вандализма. Варварство само по себе отвратительно, но оно ещё более мерзко, когда знаешь тех, чью Память убивают.]
а вот теперь через призму судеб наших выдающихся соотечественников, их вклада в судьбу Российской империи и Советского Союза посмотрите кадры вандализма.
Варварство само по себе отвратительно, но оно ещё более мерзко, когда знаешь тех, чью Память убивают.





Фото Николая Аввакумова.




до прихода варваров
Фото Николая Аввакумова.



* * *
Дорогие друзья! представляется целесообразным долбануть многочисленными обращениями не только по ДКН, Прокуратуре ЦАО, но и заставить/убедить откликнуться т. Михалкова, как ближайшего родственника хозяев уничтожаемого дома и как наиболее близкого к телу.

Уничтожение нашего исторического наследия приобрело просто катастрофический характер и именно в Москве. Физически и наглядно ощущаешь разрыв исторической ткани. Обращения граждан, защищающих дома, улицы, деревья, культурный слой просто цинично спускаются в унитаз - одни отписки, хождение по кругу или игра в пинг-понг - кому быстрее надоест. Меры не предпринимаются, а органы государственного надзора превратились в органы государственного позора - средоточие невежества, оплот коррупции, вредительства и антигосударственной деятельности.

В конце концов - Государство ОБЯЗАНО защитить и своё историческое наследие, и Память своих сынов и дочерей, отдавших свою жизнь и свои знания (и свои средства) Отечеству, принесших ему Славу и выдающиеся открытия. Тем более на этом основывается Стратегия национальной безопасности.

СОБЯНИН, РУКИ ПРОЧЬ ОТ МОСКВЫ И МОСКВИЧЕЙ! СОБЯНИНА И ЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВО К ОТВЕТУ!

Изразец

К истории одного старого владения на Покровке

Оригинал взят у clervo в К истории одного старого владения на Покровке


Вводные условия
Время действия: 1730–1740-е годы.
Место действия: Москва, четная сторона Покровки в пределах Белого города, почти у самых ворот.
Главное действующее лицо: Мария Кантемир, дочь молдавского господаря Дмитрия Кантемира, сестра Антиоха Кантемира.


Collapse )

Ретро

Тайны старого особняка. Тайна первая: дом Куманиных

Оригинал взят у gpib в Тайны старого особняка. Тайна первая: дом Куманиных
Пообещав отдельно выложить сетевую версию экскурсии по нашему старому зданию, которая проходила в рамках Библионочи-2017, мы планировали дать первый набросок Библионочи в общем контексте апрельских новостей ГПИБ. Но в ЖЖ загадочный сбой, из-за которого он не хочет пропускать никакие ссылки, поэтому мы решили начать с первой части экскурсии. Первая часть – она же первая «тайна старого особняка» - касается собственно здания. Беглый очерк на эту тему уже появлялся в нашем ЖЖ на заре его существования – и тоже по следам Библионочи. Тогда мы выкладывали хронику истории дома 9 по Старосадскому переулку. В ней перечислены владельцы здания с XVII века по наши дни; среди них числятся и те, которые особенно нас интересуют сегодня – это чета Куманиных.

Если внимательно смотреть на фотографии старого здания библиотеки со стороны двора, легко можно вычленить часть фасада, которая выдаёт классическое прошлое особняка. В ХХ веке его черты терялись под слоем краски; сейчас, после реконструкции, зданию вернули былое своеобразие, и интересующая нас часть выделяется более отчётливо.

особняк.jpg
Collapse )

сохраним хитровку!

Алтарь 1764 г. из Немецкой слободы находится в лютеранской церкви Петра и Павла. Фот. С. Ярцева

Детали алтаря Московской евангелическо-лютеранской церкви св. Архангела Михаила в Немецкой слободе. 1764 год

Алтарь 1764 г. из евангелическо-лютеранской церкви св. Архангела Михаила в Немецкой слободе в Москве.
В 1764 году в Московской евангелическо-лютеранской церкви св. Архангела Михаила был установлен новый алтарь в стиле барокко.
Алтарь находился в церкви вплоть до её закрытия и уничтожения в 1928 году, после чего был передан в Государственный Музей Архитектуры им. Щусева и в течение многих лет находился в его филиале, размещавшемся в Донском монастыре. Вследствие того, что музей не имел помещения подходящих размеров (высота алтаря составляет около 7 метров), было дано согласие на его перемещение в Евангелическо-лютеранский кафедральный собор святых Петра и Павла. Парадокс ситуации в том, уникальный алтарь (в российских лютеранских церквах алтари в стиле барокко исчислялись единицами) фактически брошен на произвол судьбы. Лютеранская община давно мечтает эту реликвию установить в «мемориальной» капелле на галерее южного нефа ныне действующего собора в Старосадском переулке, но сделать этого не может, так как юридически алтарь принадлежит Музею Архитектуры им. Щусева. Получается, "видит око да зуб неймет". Алтарь лежит в Кафедральном Лютеранском Соборе, но ни реставрировать, ни устанавливать его община не имеет никакого права. Вот и пылится себе уникальный экспонат, скрытый и от верующих прихожан, и от просто посетителей. Государство реставрацией заниматься тоже не желает.
Collapse )
москва

Траншейная археология



Интересные новости приходят из подворотен Покровки. Во дворах близ Колпачного переулка кладут очередные трубы, и окрестные краеведы, заранее предвкушая богатый улов, приходят к котловану с авоськами, тазиками и прочей кладью. Уходят, груженые артефактами минувших столетий – расписными изразцами, орлёным кузнецовским фарфором и даже ржавыми лентами противовоздушных пулемётов 1941 года. Краеведы оказываются оперативнее официально уполномоченных археологов – мало ли в центре кладётся траншей, за всеми не угонишься.
Collapse )
Леонов Валерий

Тайна дома с двумя скрещенными топорами

Оригинал взят у leonovvaleri в Тайна дома с двумя скрещенными топорами


Хитровский переулок дом 4. Дом как дом. Кирпичный. Восьмиэтажный. Постройки советских времен, а именно 1953 года. Над каждым из двух подъездов непонятная символика из двух скрещенных топоров.